Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

Теракт замедленного действия

В Международный день борьбы с наркотиками оценить наркоситуацию в России мы попросили академика РАЕН, кандидата медицинских наук Владимира Иванова...

26 июня - Международный день борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом
В Международный день борьбы с наркотиками оценить наркоситуацию в России мы попросили академика РАЕН, кандидата медицинских наук Владимира Иванова - одного из известнейших специалистов в области борьбы с наркозависимостью и наркотерроризмом. Свой богатый опыт он получил, долгое время работая в столичной наркологической клинике, а затем - в Медуправлении МВД СССР. В середине 90-х создал ряд реабилитационных центров для наркоманов, где использовал и внедрил эффективные методики. С 2000 года и по сей день возглавляет Общероссийский союз общественных объединений “Россия без наркотиков”.

- Владимир Иванович, термин “наркотерроризм” возник в то страшное для страны время, когда казалось, что от наступления новой чумы XX века - наркомании - спасения практически нет. Что происходит сегодня? Увидим ли мы свет в конце тоннеля?
- День борьбы с наркотиками Россия отмечает, я бы сказал, с осторожным оптимизмом. Еще в 1997 году эксперты говорили, что мы приближаемся к точке невозврата, пересечение которой угрожает самому существованию цивилизации на территории России. И действительно, на тот момент мы имели около 14 миллионов зарегистрированных наркоманов. Это очень много на 148 миллионов населения. Но с того времени и по сегодняшний день наркоситуация значительно изменилась. В последнее время она нормализуется по всем показателям, а не только по криминальным сводкам. Да, число смертей от передозировки наркотиков и суицидов на почве наркозависимости по-прежнему высоко и составляет несколько тысяч случаев в год. Однако в 90-е, страшно сказать, страна хоронила около сотни наркоманов ежедневно! Сейчас количество наркозависимых резко сократилось. Эксперты говорят о том, что по всей стране их можно насчитать 3,5 - 4,5 миллиона.
Это вовсе не значит, что проблема решена и надо перестать работать. Но очень важным является вселение уверенности в граждан, что зло искоренимо. Они начинают поддерживать правоохранительные органы, другие государственные структуры, потому что стали верить. Раньше, когда пошли массовые телевизионные сюжеты о том, что изъяты очередные тонны наркотиков, люди говорили: нам от этого ни холодно, ни жарко, у нас как в соседнем подъезде варили ханку, так и варят. Сейчас этого уже не происходит. Килограммы наркотиков будут изыматься, конечно, еще долгое время. Благодаря как органам внутренних дел, так и ФСКН, другим силовым структурам. Но происходит общее оздоровление в обществе, и наркоситуация в России становится невыгодной для наркоторговли.
- Вы говорите об оздоровлении общества. С чем, по вашему мнению, это связано?
- Я не могу сказать, что это однозначно заслуга только силовых структур. Хотя, конечно, они сыграли и продолжают играть огромную роль в перекрытии наркопотоков и обеспечении безопасности граждан. Но сегодня мало вспоминают о том, что с самого начала наркоэкспансии общественность вступила в борьбу, подключилась к профилактике. Это журналисты, общественные, религиозные организации, политики и отдельные подвижники. Колоссальные усилия огромного количества людей. И государство до сих пор еще не оценило вклад общественности в общее дело борьбы с наркотиками.
Маленький экскурс в еще недавние, но уже кажущиеся далекими 90-е. В 1996 году Борис Ельцин подписал первую целевую Федеральную программу по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Были выделены бюджетные деньги. Работали все заинтересованные министерства и ведомства, научные институты. Тысячи людей разрабатывали эту программу. Она была утверждена Госдумой. Ее подписал Президент. А Михаил Задорнов, на тот момент министр финансов, вычеркнул статью “Финансирование”. И его можно понять. Это был тот год, когда шахтеры стучали касками у Белого дома, чтобы накормить свои семьи, бастовали учителя, врачи. Государство вынуждено было, по сути, сдавать позиции на одном фронте, чтобы продержаться на другом. И вот тогда большую часть работы взяла на себя именно общественность.
То, что сейчас делает, например, ФСКН в плане профилактики, - похвально. Так, сейчас в Москве можно видеть очень много рекламных щитов с номером телефона горячей линии этого ведомства, а в этом месяце объявлена даже специальная акция, чтобы привлечь население к сотрудничеству. Я впервые нечто подобное сделал в 1996 году. У меня, естественно, не было государственных денег, чтобы нарисовать и поставить рекламные щиты. Мы делали это на этикетках размером со спичечную коробку. Таких этикеток с номером нашего телефона и призывом сообщать о фактах наркоторговли было напечатано и роздано людям несколько сотен тысяч. Это было сделано в Одинцовском районе Подмосковья, Балашихе и Северном округе Москвы. Затем мы повторяли нашу акцию. Результативность была высокой. Вся получаемая информация направлялась в милицию и прокуратуру. Это был прецедент, который показал - горячие линии и телефоны доверия очень нужны. И чем больше будет примеров результатов работы с ними, тем больше люди будут звонить.
- В последнее время очень серьезно обсуждается вопрос о введении в российское законодательство практики принудительной изоляции и реабилитации наркозависимых. Этот законопроект активно поддер-живает МВД России. И столь же активно его пытаются “похоронить” правозащитники. Какова ваша позиция по данному вопросу?
- Как специалисту мне бы хотелось сказать следующее. Проблема наркомании, это не столько заблудшие, несчастные, нуждающиеся в помощи люди, сколько в первую очередь сбытчики “дури” и люди, готовые совершить преступление за дозу. Мало того, один наркоман втягивает в употребление наркотиков большое количество людей. К правам человека это не имеет никакого отношения. Когда начинается  спекуляция по поводу защиты прав торговцев наркотиками - это говорит о совершенно наплевательском отношении к правам здоровых детей.
Являющийся у нас предметом спора вопрос решен во всех цивилизованных странах. Там выявленного наркомана, даже если он не совершал никаких преступлений, а просто задержан за факт немедицинского употребления, суд ставит перед выбором: либо он проходит реабилитацию  в любой из предложенных клиник и по любой из методик, либо его просто изолируют в резервации. В этот момент не ставится задача его излечения, ему сохраняют жизнь и дается время, чтобы он одумался. Наркоманы выбирают, конечно, как правило, первое.
Сейчас никто не говорит о возврате к реальному уголовному наказанию наркозависимых за их болезнь. Но незаконное потребление как следствие незаконного приобретения должно быть запрещено. Мы совершили грубейшую политическую ошибку, изъяв из Уголовного кодекса наказание за факт немедицинского потребления наркотиков. Это было истолковано как разрешение государства своим гражданам употреблять наркотики. Если запрет снят, то это означает, что теперь можно. И это одна из причин, почему в стране буйным цветом расцвел наркотерроризм. А что можно сказать по поводу другой нормотворческой эквилибристики, когда Госдума вдруг, возможно, идя на поводу у псевдоправозащитников, увеличила размер дозы, за хранение которой наступает уголовная ответственность, в 10 (!) раз? Мотивировали это гуманизмом. Мол, больного человека нельзя наказывать. Гуманно, наверное. Но что произошло потом? Было прекращено 250 тысяч уголовных дел, возбужденных по фактам хранения и сбыта наркотиков. Это сделала Госдума прошлого созыва. К счастью, такая норма просуществовала всего полгода, пока не вмешалось российское Правительство. Или что касается принятого в 90-х Закона “О борьбе с незаконным оборотом наркотиков”. Он содержит норму, разрешающую приобретение лицензии частными компаниями. То есть производство, транспортировку, сбыт наркотиков может организовать частный предприниматель. Или в том же законе до сих пор сохранена норма, что наркомана запрещено лечить в общественных реабилитационных центрах. Только в государственных. Я всегда задавал вопрос: а почему? Там что, высокая эффективность? На что мне рассказывали о 3 - 5 процентах воздерживавшихся в течение полугода после лечения и об остальных 95, продолжающих употребление.
- Неужели все так плохо и расхожее мнение, что наркомания неизлечима, верно?
- С вопросом я знаком не понаслышке: сам долгое время работал в московской клинике для наркоманов. И видел - результативность лечения была практически нулевой. Мы не понимали тогда, что лечить наркомана психотропными препаратами, действие которых мало отличается от действия наркотиков, это все равно что алкоголика лечить пивом, а ожог пытаться вылечить раскаленным утюгом. К сожалению, такая практика лечения наркомана в системе Минздрава сохраняется до сих пор. За последние 20 лет апробацию в России прошли несколько серьезных реабилитационных программ, из которых выжили совсем немногие. Но они показали, что наркозависимость можно вылечить полностью и навсегда. Есть реабилитационные программы, которые обеспечивают успех процентов на 70 - 80. И я знаю сотни наркоманов, которые прекратили употребление наркотиков 19, 15, 12 лет назад. То есть это не единичные случаи. Есть более тяжелые пациенты, есть более легкие, но неизлечимых практически нет. Вот почему реабилитацию стоит поощрять во всех ее формах и видах. Надежда не потеряна. И все больше и больше специалистов приходит к этому выводу.
- Владимир Иванович, судя по данной вами оценке наркоситуации в стране, можно решить, что у нас в сфере борьбы с наркотиками уже все налаживается. Чем не повод успокоиться?
- Меньше всего я хотел бы, чтобы меня поняли именно так. Несмотря на обнадеживающие, как я уже говорил, успехи, война с наркотерроризмом продолжается. И наша организация - Общероссийский союз общественных объединений “Россия без наркотиков” -
 принимает в ней активное участие. Мы продолжаем готовить специалистов по антинаркотической пропаганде и пропаганде здорового образа жизни, которые выступают как во взрослых, так и в детских учреждениях. Работа ведется в вузах, школах, причем не только с детьми, но и с их родителями. Я часто консультирую в правоохранительных органах, иногда провожу лекции для личного состава столичных подразделений милиции. Мы выступаем как в печатных СМИ, так и на телевидении. У нас есть также своя антинаркотическая радиопрограмма. Не забываем и о самых маленьких.
Недавно я написал антинаркотическую сказку “Сладкая ловушка”. Она в виде спектакля выпущена на дисках и аудиокассетах. Кстати, спектакль введен в репертуар театра в городе Дзержинске Нижегород-ской области. Печатные тиражи сказки закупили все детские библиотеки Подмосковья и несколько крупнейших библиотек Москвы.  На нашем сайте размещено около сорока 3 - 4-минутных антинаркотических клипов. Это подборка разъяснительно-образовательных материалов.
Недавно пришлось закрыть сеть наших реабилитационных центров, так как они утратили свою востребованность. Если брать прошлое десятилетие, то в организации раздавалось несколько сотен звонков от наркозависимых и их близких ежедневно. В последние три года это была сотня звонков за полгода. Сейчас подавляющее число звонящих - озабоченные родители, которые опасаются, что обнаружили у своего ребенка признаки наркопотребления, и советуются, какие меры принять, что сделать. Молодые матери уже понимают, что могут означать расширенные зрачки, сухость во рту, повышенный аппетит и жажда, не говоря уже о шатающейся походке при отсутствии запаха алкоголя.
И родители не ленятся позвонить специалисту и привести своих детей. За последние полгода из двадцати таких очных консультаций мною был выявлен лишь один наркозависимый ребенок. В 19 случаях опасения родителей не подтвердились. Однако я считаю это серьезным социальным показателем, преграждающим распространение наркотиков среди детей. И чистосердечно хочу поздравить родителей с тем, что они добились, можно сказать, выдающейся победы. Это показатель выздоравливания общества.
Мы сейчас много говорим об успехах экономики. Но я, например, считаю, что ее эффективность должны характеризовать не увеличение ВВП, наличие золотого запаса, резервного фонда, а продолжительность жизни в государстве, здоровье нации.  И здоровье это не в последнюю очередь зависит от наркоситуации в стране. Наркотерроризм - это сорняк. Если его не изничтожить с корнем и перестать заниматься профилактикой и противостоянием, то он вновь буйно разрастется через год-два. Значит, нельзя опускать руки и почивать на лаврах. Наркотизация - вообще не свойственный нашей стране порок. Это противоречит и традициям, и истории, и культуре. Не устоят наркотики на российской земле. Я в этом уверен.

Беседовала Елена КОРОЛЬКОВА
Фото Дмитрия ЛЫКОВА

Другие материалы раздела
Заместитель министра внутренних дел России Евгений Школов
Тринадцать - число счастливое
В столичном выставочном комплексе “Крокус Экспо” прошел ежегодный международный форум “Технологии безопасности”.
В нашем доме сирот не будет
Обстоятельную консультацию дает заместитель начальника Нормативного управления ФЭД МВД России полковник внутренней службы Светлана АЛЕШИНА.
Благодушие пустых кресел
В Москве прошел чемпионат мира по хоккею с мячом - 2008. При полном бездействии служб безопасности и милиции по причине отсутствия зрителей.
Воспоминания о будущем
Такого единения в память о трагически погибших сотрудниках милиции, как в Самаре, видеть не доводилось. Девять лет минуло с той поры. Но события того дня, когда в пожаре погибли 57 сослуживцев, боевых товарищей, молодых, недослуживших и недолюбивших милиционеров, саднят души горожан и сегодня.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru