Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

Тенденция абсурда, или Белые нитки чёрной мантии

К сожалению, вновь приходится обращаться к этой теме.

Нештатная ситуация                                                 Довольно часто приходится слышать  о том, что, кроме цивилизованного, мы строим еще и правовое государство. Если раньше обиженные граждане обращались в парткомы и месткомы, шли на поклон к начальству, писали письма в высокие инстанции вплоть до Кремля, то сегодня все споры нам предлагают разрешать в суде, тем более что независимость этой ветви власти провозглашена Конституцией России. То есть, обратившись в суд, каждый может быть уверен: здесь ситуацию разберут всесторонне, честно, учтут все нюансы, взвесят “за” и “против”, и вердикт будет справедливым.
Однако не будем забывать, что прокуроры, судьи, адвокаты, следователи тоже люди со своими взглядами и характерами, жизненными проблемами и настроениями. И что бы ни говорили о  беспристрастности нашей юриспруденции, эти условия пока играют не последнюю роль в отношении облеченных немалыми полномочиями вершителей человеческих судеб к рассматриваемым ими делам.
Не обходится  здесь и без особого отношения к некоторым категориям граждан, попавших в поле зрения Закона. Нередки случаи, когда крестьянин, без спроса позаимствовавший у соседа лопату, отправляется за решетку за кражу, а чиновник высокого ранга, умыкнувший у государства миллионы, получает условный срок, а то и вовсе уходит от наказания, да потом еще рассуждает о правах человека.
Сколько раз “Щит и меч” писал о ситуациях, когда за абсолютно законные действия, более того, добросовестное и четкое исполнение своих служебных обязанностей наши коллеги оказывались на скамье подсудимых. В причинах этого еще предстоит разобраться, это дело не одного дня. А пока, к сожалению, вновь приходится обращаться к этой теме.

Дежурство длиною в два года
В тот день экипажу дорожно-патрульной службы отдела ГИБДД МВД по Республике Алтай в составе младшего лейтенанта милиции Владимира Габышева и сержанта милиции Виктора Дуплинского выпало дежурить ночью. Инспектора контролировали ситуацию в поселке Майма, когда проезжавший мимо таксист сообщил им о явно нетрезвом водителе “Волги”, который остановился у магазина неподалеку и собирается вновь куда-то ехать. Патрульная машина немедленно помчалась к указанному месту. Автомобиль предполагаемого нарушителя уже отъезжал от обочины, виляя из стороны в сторону. Остановить его  удалось через пару километров после нескольких требований через громкоговоритель.
Водитель “Волги”, дыша на инспекторов алкогольными парами, тут же начал возмущаться по поводу непредвиденной задержки. На просьбу предъявить документы ответил отказом, сославшись на то, что забыл их дома. Пришлось запрашивать дежурную часть, чтобы там по номерам “пробили” владельца. Алкотестер, в который после долгих уговоров мужчина все же дыхнул, показал более семисот единиц, то есть состояние опьянения как минимум средней тяжести. Нетрезвого нарушителя уже пересадили в патрульную “Ниву”, когда младший лейтенант Габышев заметил под сиденьем “Волги” портмоне. Габышев взял его и передал напарнику. Позже там обнаружили документы и небольшую сумму. Бурная реакция задержанного последовала незамедлительно. Он тут же стал угрожать сотрудникам, что обвинит их в краже денег. К подобным выходкам милиционерам не привыкать, и на гражданина, оказавшегося жителем поселка Манжерок Александром Басаргиным, в присутствии понятых составили протокол об отстранении от управления транспортным средством и направлении на медицинское освидетельствование. Басаргин протокол подписал и тут же попытался убежать. Сержант Дуплинский быстро его догнал, но пьяный нарушитель не угомонился и сам набросился на сотрудника, разорвал светоотражающий жилет, сорвал погон с бушлата. Вдвоем все же скрутили распоясавшегося хулигана, вновь усадили в патрульный автомобиль и повезли в местный райотдел милиции.
Там Басаргин предпринял еще одну попытку сбежать. Опять-таки не удалось, правда, вновь пришлось повозиться и применять силу. Инспектора ДПС попросили у дежурного наручники, но таковых не оказалось, и руки буйного нарушителя  связали ремнем. В наркологическом кабинете врачи провели официальное освидетельствование задержанного, которое подтвердило, что тот находится в состоянии опьянения между средней степенью и тяжелой.
Когда задержанный заявил, что плохо себя чувствует, ему вызвали “скорую помощь”, отвезли к хирургу. Врач пришел к выводу, что тяжелых повреждений нет и он может содержаться под стражей. В отделе составили еще один протокол, теперь уже об оказании сопротивления сотрудникам милиции, и младший лейтенант Габышев и сержант Дуплинский вернулись на маршрут патрулирования. 
Рядовое в общем-то событие в и без того насыщенной службе инспекторов ДПС. После последовало разбирательство у мирового судьи по факту управления Басаргиным транспортным средством в нетрезвом состоянии, лишения его прав на полтора года. Кстати, срок наказания полгода назад истек, он вернулся за руль своей “Волги”. А вот для инспекторов ДПС в ту ночь все только начиналось…

Из нарушителей в потерпевшие
Как оказалось, хоть и в пьяном бреду, но Александр Иосифович слов на ветер не бросал. И уже на следующий день в прокуратуру Майминского района поступило его заявление, в котором он  по-своему описывал происшедшие ночью события.
По его утверждению, все было совсем не так. Он действительно в тот вечер выпил, но всего лишь около полутора литров пива, за что на него очень рассердилась его гражданская жена Светлана Медведева. По дороге они заметили автомашину знакомого, супруга вышла из салона “Волги” и пошла узнать, здесь ли их приятель. Басаргин тоже вышел. Тут-то и налетели злые гаишники. Затолкали в патрульную “Ниву”, повезли в милицию, а по дороге украли четыре тысячи рублей. Вообще-то они требовали заплатить им пять тысяч, но такой суммы у бедняги не оказалось. Забрали что было, а самого водителя - в кутузку.  Александр попытался было возмутиться, но тут же получил несколько ударов. Избиение продолжалось и возле здания ОВД. А когда повезли несчастного на медосвидетельствование, один из инспекторов, по описанию Владимир Габышев, достал табельный пистолет, помахал им перед носом задержанного и пригрозил: “Пристрелить бы тебя!” “Я реально опасался его угрозы, - заявил позднее Басаргин следователю прокуратуры, - так как видел, что сотрудники ДПС буквально озверели. Кроме того, сильно меня избили перед этим, поэтому я не знал, что у них на уме и что они могут со мной сделать”.
Утром, после ночи в застенках, задержанного выпустили, отдали документы, но четырех тысяч рублей как не бывало.
Реакция прокуратуры последовала незамедлительно: против сотрудников милиции было возбуждено уголовное дело, причем по весьма серьезным статьям УК - умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, разбой, превышение должностных полномочий, а Владимира Габышева обвинили еще в угрозе убийством.

Два взгляда на одно событие
Мне довелось встретиться с прокурором Майминского района Дмитрием Степановым. Выводы следствия по поводу виновности сотрудников милиции у него не вызывают сомнения.
- Совокупность доказательств, - убежден Дмитрий Юрьевич, - на мой взгляд, полностью подтверждает выводы следствия о том, что инспектора совершили преступление. То, что потерпевший ни разу за два года следствия не сбился в своих показаниях, свидетельствует о его правдивости. И если бы у меня были малейшие сомнения, мы бы не возбудили уголовного дела.
Позиция прокурора, его убежденность в своей правоте, безусловно, вызывают уважение. И у меня нет абсолютно никаких оснований подозревать его и его подчиненных в предвзятости. Тем более что Дмитрий Степанов рассказал о фактах, когда в спорных ситуациях этот надзорный орган последовательно отстаивал невиновность сотрудников органов внутренних дел. Однако, на мой взгляд, и довод о том, что Александр Басаргин прав уже потому, что ни разу не сбился в показаниях, несколько натянут. Человек, находившийся в состоянии сильного опьянения, которое было зафиксировано  врачами, вполне может придумать все, что угодно, перевернуть в своем сознании все с ног на голову, а потом за два года так вызубрить свою версию, что в конце концов искренне в нее поверит. А ведь именно его показания легли в основу обвинения.
Выслушав одну сторону, надо было дать слово и другой. Вот позиция начальника отдела ГИБДД МВД по Республике Алтай полковника милиции Александра Чирцова:
- Сразу после событий той ночи мы подключили к проверке наш контрольно-профилактический отдел. Никаких нарушений со стороны сотрудников не выявлено. Не хочу сказать, что Габышев и Дублинский - идеальные сотрудники. Всякое на службе бывало. Но на этот раз я в невиновности своих подчиненных убежден.
Мне рассказали, как Александр Анатольевич реагировал на происшествия, когда инспектора ДПС действительно оказывались виноватыми. Начальник тогда первым выступал в качестве главного обвинителя. Здесь же полковник готов отстаивать свою позицию в любых инстанциях. У меня лично нет оснований его принципиальность подвергать сомнению.
- Я сам первым отдам под суд сотрудника, действительно совершившего преступление. - говорит полковник Чирцов. - Но уверен: человек должен отвечать только за то, что на самом деле совершил, а не будучи обвиненным  во всех смертных грехах пьяным нарушителем правопорядка.
Так кто же прав, а кто виноват в этом деле? Все ждали суда, который должен был расставить все точки над i. Однако и приговор, и само разбирательство лишь добавили новые вопросы.

Слово санитара - закон для профессора?
О том, как проходил процесс, рассказали адвокаты обвиняемых Евгений Качкаев и Игорь Купцов:
- Главный парадокс всего происходящего в том, что сотрудникам милиции вменяется в вину то, что они добросовестно исполняли свои служебные обязанности и делали то, что им положено делать по закону. Скажем, инкриминируется нашим подзащитным то, что они якобы избивали потерпевшего. Да, они применили силу, но ведь правонарушитель (а то, что Басаргин таковым является, никто не оспаривает. - Авт.) оказывал сопротивление, пытался бежать. В таких случаях Закон “О милиции”   предполагает определенные действия со стороны сотрудников милиции, вплоть до применения табельного оружия.
Четырежды адвокаты заявляли отвод судье, рассматривавшему это уголовное дело, заподозрив необъективность человека в черной мантии. Обосновывали они это его прежней работой в прокуратуре - все ходатайства были отклонены самим же судьей.
- Столько неточностей, несуразностей, - продолжают адвокаты, - встречать еще не приходилось. К примеру, в протоколе допроса свидетеля так называемого избиения потерпевшего следователь пишет в одном случае “удары наносились”, в другом “не наносились”. Согласитесь, факт, который в корне меняет суть дела. Прокуратура тут же объясняет это технической ошибкой. Ничего себе ошибочка, в результате которой людей в тюрьму могут посадить. Ни одно наше ходатайство по существу дела  не было удовлетворено. Более того, по инициативе защиты было проведено независимое медицинское обследование потерпевшего комиссией специалистов из Барнаула, то есть соседнего региона, в которую вошли довольно авторитетные специалисты. Они пришли к выводу, что никаких серьезных повреждений организму господина Басаргина нанесено не было. Однако местный эксперт, квалификация которого, на наш взгляд, не идет ни в какое сравнение с подготовкой и опытом барнаульских врачей, просто отмела их заключение, а суд с ней согласился. Комичная ситуация: вроде как доктор говорит, что пациент  здоров, а санитарка с ним спорит, утверждая обратное.
Статья 123 Конституции России гласит: “Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон”. Здесь одна сторона, обвинительная, оказалась явно равнее.
- Создалось впечатление, - резюмировали защитники, - что судья еще до начала процесса уже все для себя решил, любые прямые доводы в пользу обвиняемых отметал не глядя, а самые незначительные и косвенные показания, подтверждавшие позицию обвинения, брал на веру. Мы не первый год в юриспруденции, но беззакония, подобного тому, что  творилось в ходе этого процесса в доме правосудия Майминского района Республики Алтай, встречать не приходилось.
Пусть позиция адвокатов несколько эмоциональна. В конце концов они высказали столь резкие оценки не на судебном заседании, а в беседе с журналистом, и на собственное мнение имеют право. К тому времени собравшиеся в зале уже ничем не могли повлиять на исход дела, все ожидали оглашения приговора. Его откладывали дважды, сначала с утра пятницы на вечер, затем - на утро понедельника. Все это время многие гадали, чем закончится разбирательство. Приговор, прозвучавший с опозданием в два часа от объявленного ранее времени, не оправдал надежд тех, кто верил, что Владимира Габышева и Виктора Дуплинского объявят невиновными. 

Скорый приговор нескорого суда
Не надо быть юристом, чтобы понять: действительно, в доме правосудия в тот день произошло что-то странное и непонятное. Приговор, который огласил федеральный судья Артур Шатин, поверг большинство присутствовавших в шок. И вовсе не потому, что он оказался обвинительным, а по причине явного обвинительного уклона, отсутствия простой человеческой логики.
Показания всех очевидцев инцидента на ночной улице поселка не были приняты во внимание с формулировками “опровергаются показаниями потерпевшего” или “свидетель заблуждается”. Врач-нарколог, проводившая медицинское освидетельствование Басаргина, подтвердила, что тот находился в “состоянии алкогольного опьянения между средней степенью и тяжелой”. О каких-то серьезных телесных повреждениях потерпевшего медработник точно вспомнить не смогла - времени с тех пор прошло немало, но заметила, что если бы таковые имелись, это нашло бы отражение в медицинском акте. “Суд полагает, - сказано в приговоре, - что свидетель заблуждается”. И никаких объяснений.
Слова водителя-таксиста, видевшего потерпевшего в тот вечер пьяным за рулем и то, как за “Волгой” нарушителя погнался патрульный автомобиль ДПС, судья расценил недостоверными, которые опровергаются “показаниями свидетелей Бедарева, Медведевой”. Отсюда вывод - таксист “дает данные показания с целью помочь подсудимым - сотрудникам ГИБДД избежать ответственности за содеянное”. И уж вовсе странно, что свидетельство реального очевидца опровергают показания гражданской жены Басаргина, которая, по ее собственным заверениям, во время задержания отсутствовала, и некоего О. Бедарева, пояснившего, что в ту ночь он ехал мимо и заметил на обочине “Волгу” потерпевшего, а на обратном пути машины уже не было. И о чем же эти “свидетели” свидетельствуют?
Опрошенные сотрудники райотдела внутренних дел, куда доставили задержанного Басаргина, видевшие его схватку с инспекторами, вмиг стали очевидцами не оказания сопротивления законным требованиям представителей власти, а избиения ни в чем не повинного гражданина. 
Зато без тени сомнения к делу приобщены показания свидетеля А. Гнездилова, который несколько дней спустя (!) встретил Басаргина в больнице, и тот ему сказал, что его ограбили и избили гаишники. Вот уж очевидец так очевидец. Из того же ряда - слова дяди Светланы Медведевой, который пояснил, что потерпевший “рассказал ему, что сотрудники ДПС избили его, кроме того, забрали деньги”. И вот эти-то, с позволения сказать, показания ложатся в основу доказательств вины подсудимых.
Прямо-таки классическим образцом изучения доказательств стало опознание Медведевой обломка пуговицы супруга, обнаруженной на месте, где завязалась схватка между ним и инспекторами. По ее словам, она узнала пуговицу, которую лично пришивала несколько лет назад. Допустим, женщина помнит все пришитые ею за всю жизнь пуговицы, но что это доказывает? Сотрудники ГАИ утверждают, что задержанный оказывал сопротивление и к нему была применена сила, тот в свою очередь говорит, что его беспричинно избивали. Слова против слов. Ан нет! Раз есть сломанная пуговица, значит, это не сопротивление, а произвол сотрудников милиции.
К слову, порванные форменные куртки и светоотражающий жилет инспекторов, которые до сих пор хранятся в каптерке ОГИБДД, почему-то вообще не были приобщены к делу.
Естественно, суд не принял во внимание факт, что врачи-хирурги, которые осматривали Александра Басаргина сразу после задержания, не обнаружили у него серьезных телесных повреждений.
Такими же белыми нитками шито обвинение (квалифицированное следствием как разбой) в том, что у потерпевшего отняли деньги. Кроме самого Басаргина и его жены, этих четырех тысяч никто не видел! Тем не менее судья расценил тот факт, что незадолго до событий мать Медведевой передала им две тысячи, да еще супруги сняли со сберкнижки  тысячу семьсот рублей, достаточным основанием для вывода, что в момент задержания данная сумма имелась у потерпевшего. То есть коли деньги могли быть, то их могли и украсть, а если могли, значит, украли. Такая вот незатейливая логика. И такая же незатейливая формулировка в приговоре о том, что наличие денег у потерпевшего объективно (!) подтверждается показаниями потерпевшего.

Новое слово в юриспруденции.
Еще больший парадокс вышел с угрозой убийством, вмененной младшему лейтенанту милиции Владимиру Габышеву. Здесь тоже имеется единственный свидетель, как  вы догадываетесь, сам потерпевший. Но в ходе следствия вышла неувязочка: инспектора в тот день опоздали на развод нарядов и вышли на маршрут без оружия. Серьезное нарушение, за которое и их, и их начальников надо бы наказать. Но не по Уголовному же кодексу. Дежурный по отдельной роте ДПС А. Солдатов подтвердил, что Габышев и Дуплинский находились на посту без табельного оружия, в чем он убедился во время проверки несения службы. Только в рапорте этот факт не отразил, побоявшись ответственности. Опять-таки нарушение, однако к делу не относящееся, а свидетельствующее о том, что угрожать-то инспекторам Александру Басаргину было нечем, кроме разве что слов. Однако и тут обвинение нашло выход, приобщив справку из МВД по Республике Алтай о том, что оружие нарядам выдавалось  на общем разводе. Суду этого хватило: раз пистолеты выдавались и подсудимые должны были их получить, стало быть, получили. Отсутствие четкого пофамильного учета выдачи оружия сыграло свою роль, и суд счел факт угрозы убийством доказанным.
И так - по всем пунктам обвинения, без малейших сомнений. Да и зачем сомневаться, если принцип презумпции невиновности предполагает, что любые сомнения трактуются в пользу обвиняемых, что, по-видимому, не входило в планы прокуратуры и суда.
И так - по всем событиям мартовской ночи 2006-го. Так уж вышло, что со дня происшествия до оглашения приговора прошло ровно два года. Вердикт оказался суровым: Владимир Габышев получил три с половиной года лишения свободы, Виктор Дуплинский - три.

Безвластные представители власти
Самым сильным ударом это решение стало, кроме, конечно, самих осужденных, для их сослуживцев. Как им теперь нести службу? Как бороться за порядок на дорогах, если отныне любой нарушитель может в отместку за наказание обвинить любого инспектора в краже, разбое, угрозах? В письме в Верховный суд Республики Алтай и другие высокие инстанции, которое подписали практически все сотрудники отдела ГИБДД, говорится: “Видя происходящий произвол, мы приходим к мнению, что наша работа никому не нужна и каждый желающий может унизить, оклеветать и оскорбить сотрудников ГИБДД… Получается, что распоясавшиеся пьяные водители могут кидаться на нас с кулаками, а мы в ответ должны стоять и ждать, когда нас покалечат”.
Есть в этом документе мысль, которая, казалось бы, лежит на поверхности во всей этой истории. Для всех она очевидна, кроме работников прокуратуры и суда. А именно: кто выступил с обвинениями  в адрес представителей власти? “Севший в нетрезвом состоянии за руль автомобиля водитель, - говорится в письме, - уже потенциальный преступник, ведь неизвестно, кто попадет под его колеса. Отправляясь на прогулку, никто не может знать, вернется ли он домой, ведь, к сожалению, “басаргиных” на наших дорогах десятки. Но получается наоборот - клеймо преступника приклеивают сотруднику ГИБДД, который пытается предотвратить преступление. И что бы он ни сделал - уже заведомо не прав!”
Полковник милиции Александр Чирцов, лучше других знающий своих подчиненных, высказал предположение, что теперь инспектора, заметив грубое нарушение ПДД или, не дай Бог, пьяного за рулем, станут просто отворачиваться. Проявить принципиальность, выполнить, наконец, свой служебный долг оказывается себе дороже.
А проявлять принципиальность дорожным инспекторам в Горном Алтае необходимо довольно часто. Пьяная езда по дорогам республики стала здесь чем-то наподобие национального вида спорта. По статистике, всего за два месяца были лишены права управления транспортными средствами 533 водителя. Подавляющее большинство - именно за вождение в нетрезвом виде. Теперь число подобных нарушений станет расти, а наказаний, наоборот, поубавится. Ведь нарушители вооружены отличным способом уйти от справедливого возмездия…
На этом можно было бы поставить точку, если бы факт, о котором рассказано, был в республике единичным. По словам сотрудников, в последнее время наметился целенаправленный прессинг на органы внутренних дел со стороны органов прокуратуры. Мне рассказывали о троих оперативниках одного из райотделов, против которых по абсолютно надуманному поводу было возбуждено уголовное дело. Сыщики уже отсидели по полтора года, а обвинительный приговор все еще ходит где-то по апелляционным инстанциям.
Совсем недавно в похожую ситуацию попала начальник следственного отделения при ОВД по Чойскому району Наталья Бунакова. В милицию явился гражданин с заявлением о краже из его строящегося дома двух оконных рам. Потерю потерпевший оценил в довольно крупную сумму, и следователь с его слов возбудил уголовное дело. Когда же выяснилось, что ущерб никак не дотягивает даже до одного МРОТ, Бунакова в соответствии со своими полномочиями вынесла решение об отмене постановления подчиненного и отказе в возбуждении уголовного дела. И тут же сама оказалась обвиненной прокуратурой в преступлении, предусмотренном ст. 285 УК РФ, то есть в использовании служебных полномочий вопреки интересам службы, из личной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан.
- Это на фоне всего остального уже переполнило чашу нашего терпения, - говорит министр внутренних дел по Республике Алтай генерал-майор милиции Юрий Валяев. - Практически на пустом месте из нашего сотрудника решили сделать закоренелого преступника. Я обратился в Правовой департамент МВД РФ, где нашим местным законникам разъяснили нормы права и то, что Наталья Ивановна действовала строго в рамках всех кодексов.
Опять-таки вопрос: почему надо объяснять опытным юристам-практикам нормы, в которых разбирается студент-заочник? И главное: чем вызвано открыто негативное отношение органов прокуратуры и судов республики к сотрудникам милиции? Откуда подобное негативное отношение к коллегам? Конечно, закон должен соблюдать каждый, а тот, кто стоит на его страже, - тем более. Но ведь речь не об этом, а о том, что любой шаг сотрудников органов внутренних дел, которые, кстати, ведут борьбу с преступностью непосредственно на улицах, в городах и поселках, а не в уютных и теплых кабинетах, рассматривается под углом: можно ли их обвинить хоть в каком-либо нарушении?
Когда этот материал уже был подготовлен к печати, из Горно-Алтайска мне сообщили: опять произошло нечто подобное. Выяснять подробности по телефону я не стал. Да и никаких газетных страниц не хватит, чтобы рассказать о всех аналогичных фактах. Но тенденция очевидна…

Андрей ШАБАРШОВ
Республика Алтай - Москва

Другие материалы раздела
Министр внутренних дел России генерал армии Рашид Нургалиев
Отдыхать нам точно не придется
Ушел на пенсию… Так сказать, на заслуженный отдых. Красиво звучит, не правда ли? Хочешь - действительно отдыхай. Хочешь, если есть силы и желание, - ищи себе применение “на гражданке”.
Крах липового дипломанта
Люди пишут нам, когда последней надеждой на то, что их голос будет услышан, остается газета.
Ключи от квартиры для Женечки
Издания Объединенной редакции МВД России - в «Золотом фонде прессы»
Знака отличия были удостоены журнал «Профессионал» и молодёжная правовая газета «Опасный возраст».
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru