Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

Право на жестокость

В последнее время на страну обрушилась эпидемия убийств детей и подростков на сексуальной почве.

В последнее время на страну обрушилась эпидемия убийств детей и подростков на сексуальной почве. Только недавно были похоронены две 12-летние школьницы из Златоуста, зверски замученные преступником, тело 5-летней Полины Мальковой из Красноярска, похищенной прямо из песочницы во дворе своего дома,  было найдено со следами сексуального насилия, а в ряде регионов вновь произошли случаи исчезновения детей.  Между тем огромное количество пропавших в прошлые годы детей не найдено до сих пор. Подались ли они в бега подальше от отчего дома либо стали жертвами маньяка, до сих пор не известно. По официальной статистике, в прошлом году в результате насильственных действий погибло 2,5 тысячи несовершеннолетних. А количество таких преступлений, как половое насилие в отношении лиц, не достигших 16-летнего возраста, увеличилось более чем в 25 (!) раз, развратных действий - в 2,5 раза, если в  2003 году  было выявлено 129 таких фактов, то в прошлом  - более 3 тысяч. Специалисты уверены:  подавляющего количества таких преступлений можно было бы избежать, если бы осуществлялся надлежащий контроль как со стороны родителей, так и со стороны государства.  И если бы уголовное законодательство было адекватно тяжести совершаемых в отношении детей преступлений.


О ДЕМОКРАТИИ ДЛЯ ИЗВРАЩЕНЦЕВ
Недавно российскую общественность взбудоражил процесс над серийным насильником и убийцей Вороненко. Ранее он был осужден  за изнасилование несовершеннолетней, однако, не отбыв назначенного срока, был освобожден условно-досрочно. Результатом его недолгого пребывания на свободе стало изнасилование и убийство четырех человек, из них две девочки 11 и 12 лет. Почему насильники оказываются на свободе досрочно? Почему за ними не устанавливается контроль? Случай Вороненко  не исключение, а, к сожалению, давно установленное правило.
Сексуальные преступники в местах лишения свободы, мягко говоря, не пользуются популярностью. В некоторых случаях сотрудникам ФСИН даже приходится принимать специальные меры для их безопасности. Но у этих заключенных выработался особый приспособленческий тип поведения: они очень редко нарушают режим отбывания наказания, избегают вступать в конфликты с другими осужденными. А поскольку у многих из них сроки относительно небольшие, то они таким поведением заслуживают право на условно-досрочное освобождение по закону. Однако спустя короткое время после освобождения, как показывает опыт уголовно-исправительной системы, они вновь попадают в те же стены, совершив преступления сексуального характера, зачастую более тяжкие.
Педофилы, уверены специалисты, должны после освобождения находиться под постоянным контролем. А что происходит сейчас? Согласно действующему УПК надзор за лицами, вернувшимися из мест лишения свободы, действительно должен осуществлять специальный уполномоченный орган. Однако он по сей день не создан. Старая система профилактики в органах внутренних дел давно разрушена, а новая находится в стадии становления. Вот и действует пока система по старинке, создавая видимость хоть какой-то деятельности.
Формально материалы по условно-досрочному освобождению отправляются уголовно-исправительными учреждениями в ОВД, обслуживающий тот населенный пункт, куда собирается направиться  освобожденный. Однако если раньше бывший зэк обязан был прибыть по месту жительства и  встать на учет, то с отменой института обязательной регистрации в стране теперь он может поселиться где угодно, снять квартиру в любом регионе и не вставать ни на какие учеты, потому как ответственности за это законодательством не предусмотрено.
Есть и еще одна проблема. Педофил, прибывший в регион, где его не знают, высматривая будущую жертву, может легко устроиться в любое детское учреждение охранником, воспитателем и даже преподавателем. Таких людей, несомненно, необходимо отсеивать еще при приеме на работу. К сожалению, все упирается  в ту же необходимую систему контроля и профилактики.
Министерство внутренних дел России более 15 лет бьет во все колокола, привлекая внимание законодателя к этой проблеме. Однако воз и ныне там. Закон о контроле за лицами, совершившими тяжкие преступления и прибывшими из мест лишения свободы, так и не принят. В июне этого года очередной законопроект о введении системы контроля, предложенный МВД, будет рассмотрен в Госдуме. Но вероятность того, что его вновь могут зарубить, как считают специалисты, достаточно велика. Как ни странно, всегда находится определенный круг депутатов, и немалый, который считает,  что якобы такой закон нарушает права человека. И это несмотря на то, что в таких демократических странах, как США и Великобритания, претендующих на роль гуру в вопросах прав человека,  давно существует жесткая система  надзора за освободившимися из мест лишения свободы педофилами. И в необходимости ее существования никто не сомневается.
Отдельного внимания заслуживает система контроля за педофилами, созданная в США. Такие лица в этой стране по прибытии из заключения обязаны зарегистрироваться  в полицейском участке по месту жительства в трехдневный срок. Если освободившийся “забыл” это сделать, то за такую амнезию его ожидает наказание вплоть до 10 лет лишения свободы. Вся информация о  бывшем сексуальном преступнике - фотография, фамилия, адрес и статья, по которой он был осужден, заносится в базу данных, которая является общедоступной. Во всех штатах есть сайты, где любой желающий может получить эти данные. Если же  преступник решит переехать в другой район, власти оповещают об этом его жителей. Эта информация также оперативно передается в местные школы, спортивные секции, социальные организации, досуговые заведения. И если говорить в данном случае о правах человека, то это делается исходя из вопросов защиты прав детей и безопасности целого общества.

КОГО ЗАЩИЩАЕТ ЗАКОН
Еще совсем недавно возраст несовершеннолетнего, с которым педофил мог совершенно легально, при условии добровольности, вступить в половую связь, был снижен в российском Уголовном кодексе до 14 лет. Так за чьи же права в данном случае ратовал законодатель? Именно тогда,  в конце 90-х, в России началась вакханалия, связанная с детской проституцией, порнографией и иностранным секс-туризмом, обусловленная как беспрецедентно мягким законодательством, потворствующим извращенцам, так и достигшей своего пика проблемой беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних.

Несмотря на то что впоследствии  в ст. 134 УК России возрастной порог  был повышен до 16 лет, российское законодательство остается одним из самых мягких в мире. Максимальный срок за изнасилование несовершеннолетнего составляет сегодня 10 лет лишения свободы. Предельный срок наказания по той же
ст. 134 - 4 года. Очень странной специалисты считают ст. 135 УК России, по которой ответственность за развратные действия в отношении детей несут лишь совершеннолетние граждане, которые к тому же отделываются либо штрафами, либо 3-летним лишением свободы. Получается, что 17-летние развратники из зоны ответственности выпадают полностью то время, когда за ту же кражу ответственность наступает уже с 14 лет. Согласно логике нашего законодательства защита собственности в нашей стране превыше здоровья и благополучия ребенка.
Специалисты считают, что сегодня судебные процессы, в которых дети выступают в качестве потерпевших, происходят в виде очередного насилия над самим ребенком. Виной тому - несовершенство действующего УПК, который настаивает на личном присутствии и выступлении потерпевшего в суде. Видеоматериалы с записью допроса ребенка суд в качестве доказательства не принимает. Ребенок должен по нашему процессуальному законодательству вновь пережить в суде все то, что ему хотелось бы забыть. По мнению психологов, это наносит неокрепшей детской психике дополнительную травму. Однако психологов  не только не спрашивают, но даже и не приглашают в суд. В УПК не ставится условие обязательного психологического обследования ребенка, его психического состояния. Допросы малолетней жертвы, без поправок на возраст, ведутся без ограничения по времени, так же неоправданно долго тянется и доследственная проверка.
В результате, как ни странно,  доказать, например,  факты сексуального насилия над ребенком очень сложно. В огромном количестве случаев педофил получает срок не за изнасилование, а за вступление в добровольную половую связь с несовершеннолетним, не достигшим 16-летнего возраста, то есть по ст. 134 УК РФ. Но ребенок в возрасте 10 лет не может добровольно согласиться на половой контакт со взрослым. У психологов на этот счет нет никаких иллюзий: в этом возрасте дети не могут осознавать своих действий. В любом случае это физическое или психическое насилие - изнасилование.  В Великобритании, например, в 2003 году был принят  билль о сексуальных преступлениях, в соответствии с которым любое половое сношение с несовершеннолетним младше 12 лет автоматически считается изнасилованием.
В Западной Европе, США и даже в Восточной Азии и Китае наказания за точно такие же преступления предусматривают минимум 20 лет лишения свободы, максимум - смертную казнь. Мало того, в Великобритании, Франции, Испании, США  и других цивилизованных странах уголовной ответственности подлежат не только распространители, но  и пользователи сетевой детской порнографии. Выявив любителей “клубнички” в первый раз, полиция посылает им предупреждение, во второй раз - штрафует, на третий - надевает на них наручники.
Наше законодательство лояльно к педофилам и слишком жестоко к несовершеннолетним жертвам.

западня из паутины
Последствия либерализации нашего законодательства начиная с 90-х годов аукнулись далеко за пределами страны. За рубежом стали выявлять целые сети подпольного порнобизнеса, эксплуатирующего детей. Самым громким делом, вызвавшим международный  скандал, стало так называемое дело “Голубой орхидеи”. Через сайт с таким названием его организаторы  сбывали видео о сексуальных издевательствах, пытках и убийствах малолетних российских детей. Многим не было еще и одного года… Большинство организаторов порносайтов, как выяснилось, находились в России, а произведенная ими “продукция” пользовалась популярностью как среди российских, так и иностранных извращенцев. Скоординированные полицейские операции были проведены в 19 странах. В результате были арестованы около 130  педофилов. За рубежом общество пришло в ужас от преступлений, находящихся за гранью всего человеческого. Это был прецедент, не имевший аналогов. Как организаторы, так и потребители на Западе  получили серьезные сроки. Что касается российских порнопредпринимателей, то они отделались более чем скромными наказаниями, а уже через несколько месяцев оказались на свободе в связи... с амнистией в честь 55-летия Победы в Великой Отечественной войне. Именно за это, наверное, проливали кровь наши отцы и деды? Более циничного подхода российского правосудия к проблеме сложно представить.
Развитие технологий в последние годы оказалось не только во благо. Оно вывело проблему насилия над детьми на иной уровень. Педофилы, желающие увидеть, как избивают и насилуют ребенка, могут сегодня без проблем войти на порносайт. Счет таких сайтов, по оценке специалистов, уже идет на многие тысячи. Раз существует спрос, есть и предложение. Значительная часть таких сайтов построена на коммерческой основе. Существует целая индустрия, обслуживающая этот бизнес. В сети педофил может легко познакомиться с будущей жертвой, не опасаясь излишнего внимания со стороны, ведь  Интернет сохраняет анонимность и предоставляет пользователю возможность представляться кем угодно. По словам специалистов, как правило,  преступник появляется в  чате под видом ребенка или подростка, заводит дружбу путем переписки.  Освоить молодежный лексикон и манеру общения для взрослого человека вполне реально, а фотографию можно поставить любую.  За перепиской следует приглашение на реальную встречу, где ребенок может стать жертвой.
Как считают представители российских интернет-сообществ, правоохранительные органы физически не в состоянии сегодня своевременно выявлять  все интернет-ресурсы со сценами насилия над детьми. Во-первых, потому, что такой контент может быть размещен за границей, а контакты между полицейскими органами разных стран очень медленны. А во-вторых, для своевременного обнаружения противоправного контента не хватит никаких штатов, ведь сегодня в Интернете зарегистрировано более 160 миллионов сайтов. Здесь на помощь должны прийти интернет-сообщества, некоммерческие партнерства.
На Западе, например,  создаются горячие линии по борьбе с детскими порносайтами. Поиск и мониторинг такого контента берут на себя пользователи сети. Правоохранительным органам остается только, получив информацию, сделать обычную процессуальную работу. Помимо педофилии и детского порно, они также борются с пропагандой терроризма, экстремизма, сетевым мошенничеством. Западный опыт показывает, что сеть может использоваться не только для распространения противоправного контента, но  и для противостояния ему совместными усилиями гражданского общества. В России такого эффективного инструмента не создано.
Но, к сожалению, решение проблемы детской интернет-порнографии упирается не только в это. Дело в том, что в российском Уголовном кодексе нет даже специальной статьи, предусматривающей ответственность за оборот детской порнографической продукции в сети, хотя Россией подписана Европейская конвенция о противодействии детской порнографии.  И если западные страны кое-чему научились и значительно продвинулись в решении данной проблемы, то у нас все осталось по-прежнему.

ОБЩЕСТВО ВЗРОСЛЕЕТ?
Проблема насилия над детьми,  в том числе и сексуального, появилась не сегодня. Однако попытки решить ее активизировались в обществе только сейчас, когда она приобрела поистине угрожающие размеры. В прошлом году в отношении несовершеннолетних совершено более 70 тысяч преступлений, связанных с насильственными действиями, причем 6,5 тысячи из них совершены их родителями и законными представителями. При этом необходимо делать поправку на крайнюю латентность таких преступлений: речь идет в основном о тех из них, которые совершаются в семье. Спасаясь от жестокого обращения со стороны родителей или опекунов, ежегодно не менее 50 тысяч детей уходят из семей и детских учреждений. При этом многие из них вновь становятся жертвами насилия, в том числе и со стороны педофилов и порнодельцов.
Что делать? Как защитить детей? Этими вопросами сегодня наконец озадачились государственные и общественные организации, эксперты, церковь. Все они сходятся в одном - проблему насилия над детьми нужно решать комплексно, в том числе принимая целый пакет как уголовных, так и социальных  законов, ужесточая ответственность за насилие в отношении детей, ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, создавая ювенальные суды. Ведь, несмотря на то, что мы ратифицировали Международную конвенцию о защите прав ребенка, не сделано практически ничего, чтобы детское право заработало. Реальность такова, что сегодня ребенок не может реализовать даже своего права на получение квалифицированной юридической помощи.  А общество равнодушно дожидается, когда насилие в той же семье приобретет характер откровенного садизма. До этого момента с неблагополучной семьей практически никто не работает.
Проблема насилия над детьми - это и проблема нравственности в обществе, его социальной ответственности. И его отношение к этой проблеме - показатель  цивилизованности и зрелости.  В зрелом обществе самой большой его ценностью является не частная или государственная собственность, а жизнь ребенка. Мы очень серьезно охраняем свое имущество, бизнес, прячем деньги и другие ценности в сейфе и редко говорим о ценности жизни детей - нашего будущего.  Почему  в течение длительного времени государство и общество равнодушно проходили мимо проблемы насилия над детьми - большой вопрос. Но еще более важный и принципиальный для нас вопрос  - сдвинется ли сейчас что-то с мертвой точки? Или количество детей,  замученных уверовавшими в безнаказанность маньяками, будет продолжать расти? 

Елена КОРОЛЬКОВА
Фото Надежды ХРАМОВОЙ

 

 

Другие материалы раздела
Комета не сгорела
В Москве снова ЧП - пожар в гостинице “Комета”.
С ангелами-хранителями не спорят даже министры
1-му Отделу милиции Центра охраны объектов высших органов государственной власти МВД России - 50 лет.
С ангелами-хранителями не спорят даже министры
1-му Отделу милиции Центра охраны объектов высших органов государственной власти МВД России - 50 лет.
Опираясь на прошлое, строим будущее
На вопросы Татьяны КОЛГАНОВОЙ отвечает начальник Департамента кадрового обеспечения МВД России генерал­лейтенант милиции Владимир КИКОТЬ.
Новое о пенсиях
Заместитель начальника отдела Нормативного управления ФЭД МВД России подполковник внутренней службы Сергей Денисевич
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru